Бегом из Москвы на Гавайи прямиком к старту Чемпионата мира Ironman 2017

— Иван, расскажи, как ты пришел в спорт
— Мне было восемь или девять, когда я захотел научиться плавать. Не как спортсмен, а просто держаться на воде. Так я попал к своему первому тренеру Никитиной Марине Юрьевне. Собственно она и предложила мне попробовать себя в триатлоне, плыл я на тот момент 100м в районе 1:19, так что плаванием это назвать собственно и нельзя)

— А как ты попал именно в триатлон?
— В 1997 году уже было известно, что триатлон будет включен в программу Олимпийских Игр в Сиднее, и тогда начали из секций набирать тех, кто более-менее сносно плавал. Молодому пацану посулили велосипед, и я, конечно же, согласился. Через пару-тройку лет я попал в сборную команду Москвы, затем чуть позже в сборную команду России. В ней я до сих пор в списочном составе, только уже на длинной дистанции.

— Ездили по соревнованиям?
— Да, это Кубки Мира и Европы, Чемпионаты Мира. Там отбор примерно такой же, как сегодня на Ironman Hawaii – по очкам. Участие могли принять 50-60 лучших человек из международного рейтинга.

— Триатлон в детских секциях — это олимпийская дистанция, спринт или эстафета?
— Естественно у юношей и юниоров дистанции короче. Но с 2000 года это и по настоящий день олимпийская дистанция.

— Какой у тебя спортивный разряд?
— Мастер Спорта России Международного Класса

— Где ты тренировался?
— Это всегда происходило со сборной командой Москвы или со сборной России, в принципе основной костяк сборной России и по сей день составляют ребята, выступающие за Московский регион. Одиннадцать месяцев в году мы проводили на сборах. В основном это был Кипр с начала января до поздней весны, затем Чехия или Франция, осенью Кисловодск и Киргизия.

— Я знаю, что ты выступал за французские клубы. Так можно?
— Да, это как с футболистами. Я числюсь в национальной сборной, но могу выступать за другие клубы. Пять-шесть лет соревновался во Франции. Начал с клубов второго дивизиона, но очень быстро перешел в первый. Там довольно сильный состав, в основном все те же ребята что и на Мировой Серии, только дистанция вдвое короче олимпийской – это спринт!

— Как пришла идея перейти в длинный триатлон?
— Изначально желания такого не было, была мысль сделать «половинку» или «целый» для себя по завершению спортивной карьеры.  Так как стартов в сезоне было очень много, не получалось встроить планомерную подготовку к длинной гонке.

— Почему все же решился перейти?
— Максим Крят предложил мне работать вместе. Мы и раньше вскользь говорили об этом, но дальше разговоров это не заходило. Где-то глубоко в душе хотелось попробовать, но не знал как совершить такой переход. Это не так легко в один момент все бросить и поменять. В общем, однажды Макс мне написал, когда мы сидели на втягивающем сборе на Иссык-Куле. В тот момент я уже настолько устал, что мне хотелось совсем завязывать, так что я без раздумья согласился. Видимо, время пришло.

— Пришлось перестроить свой тренировочный процесс?
— Переход от «олимпийки» был довольно мягким, в основном сильно изменился объём на вело.

— А что там с мышцами и волокнами? Ты по природе своей спринтер или стайер?
— По всем тестам и обследованиям у меня предрасположенность к длинным дистанциям.

— Каким у вас был план перехода?
— Изначально план на год заключал в себя семь или восемь половинок, но кто-то дернул меня за язык сказать, что неплохо бы сделать сразу и полный в Барселоне. Об этом своем желании я впоследствии частенько жалел, и чем меньше времени оставалось до старта, тем больше я думал, что поспешил.
Основную подготовку провёл весной (3 месяца на Флориде), там же и сделал свой первый Ironman70.3 Texas. Он прошел под «знаком» первый блин комом. Прокол диска, долгая замена колеса и итоговое 28 место. Через неделю ещё одна половинка на небольшой усталости (IM 70.3 New Orleans) и 4 место. А через месяц был уже мой первый подиум — 3 место на IM 70.3 Chattanooga. Потом национальный Чемпионат на длинной дистанции в Питере, IM 70.3 Budapest (3место) и первое место на «половинке» IM 70.3 Gdynia в Польше.
К IM Barcelona начал готовиться за 5 недель до старта и чем ближе был старт, тем больше я не мог понять готов к нему или нет.

— Каждый любитель перед своим полным триатлоном очень волнуется. Как это происходит у профессионалов? Ведь для тебя это тоже было первое подобное соревнование.
— За день до гонки волнения были, но все сильные переживания я уже прошел в детстве. Вообще мне кажется, что ощущения стопроцентной готовности к этой дистанции быть не может. Ведь в обычной жизни ты не бежишь марафон после длинной тренировки вело. Максимум километров 10-15.

— У тебя был какой-то конкретный план на гонку?
— Да, Максим расписал чёткий план прохождения. Пульсовые зоны по видам за которые я не должен выходить, тактические задачи. Первый IM был пристрелочный, надо было понять, как вообще он мне ляжет. В отличие от «олимпийки» и «половинки» здесь работает совершенно иная психология. Если на «олимпийке» велоэтап длится около часа, причем очень динамично, то тут тебе надо на 4:30 часа занять свою голову какими-то мыслями.
Поэтому старт зашёл довольно комфортно. Сильно поработать и реально терпеть пришлось только после 30 километров бега. Но это было не зря, так как получилось переместиться с 8 места после велоэтапа на 2 итоговое с результатом 8:05

— Какие выводы вы с тренером сделали после первого полного Ironman?
— Основной вывод — надо готовиться и тренироваться еще сильнее. А если честно, то значительно подтягивать вело подготовку. Плюс правильное питание на гонке — это значимая часть результата, нельзя этим пренебрегать!

— Этой весной в Техасе ты экспериментировал в подготовке к гонке с питанием. Какие сделал выводы?
— Зимой мы тренировались на Кипре с товарищем по команде Виктором Дорониным. Он уже много лет веган, и я решил за компанию с ним поэкспериментировать. Опыт продлился четыре месяца, о чем, в принципе, не жалею, но веганом я так и не стал.

— Как строился твой план на 2017? 
— Итоговой целью был Чемпионат Мира на Коне. Отбираться было решено на Чемпионате Америки в Техасе в конце апреля. Для этого за три недели я сделал старт в IM 70.3 Texas, где по своей вине стал всего лишь седьмым – проплыл буй и выпал из первой пачки. Затем был трехнедельный сбор в горах Нью-Мехико, и спуск под самый старт IM Texas.
К сожалению, план не удалось реализовать, так как на велоэтапе у меня выпала фляга с питанием, и как результат я заголодал. До транзитки добрался далеко от лидеров и принял решение сходить, так как для отбора мне надо было войти в шестерку, а в той ситуации это было уже нереально. Можно было бы закончить гонку для себя, но тогда бы я потерял время на последующее восстановление.
Из-за этого мы с тренером решили идти по «плану Б», и ехать стартовать на Чемпионат Европы во Франкфурт, откуда собственно я и уехал со слотом на Гавайи.

— Получается, ты получил слот на Чемпионат Мира со своего второго в жизни полного Ironman. Как «зашел» Франкфурт? Ты уже понимал, чего ждать от своего организма? 
— Не могу сказать, что это возможно. Тот же Виктор Земцев в прошлом году не совсем рассчитал свое питание. Потерял несколько гелей во время прохождения вело, а на пункте питания просто не смог их взять из за большого количества любителей  и также заголодал, хотя у него опыт колоссальный, больше чем у нас всех вместе взятых. Полная дистанция не может зайти легко, если ты выкладываешься по полной, а не идешь просто на комфортное прохождение.

— Во Франкфурте ты показал очень сильный бег – был вторым на этом этапе. Это твоя сильная сторона?
— На данный момент наверное просто лучший из трёх видов, хотя сам лично не считаю свой бег сильным.

— Можно сказать, что ты тренируешь бег больше, чем плавание? 
— Это вряд ли. Количество часов в неделю на беге и плавание у меня примерно одинаковое.

— Закаченные стопы бегуна не мешают твоему прогрессу на плавании?
— Хороший пловец в триатлоне в любом случае свое плавание потеряет, хотя бы потому, что уже не будет делать таких объемов из-за двух других дополнительных видов спорта. Если две дисциплины еще возможно держать на одинаково высоком уровне, то, как только добавляешь третью, где-то обязательно появляется провал. Конечно же, существуют универсалы, но это не значит, что они непобедимы.

— Считаешь какой-то из этапов более приоритетным?
— Все этапы важны, но скажу так, после плавания гонка только начинается, а заканчивается она бегом. Конечно, велоэтап имеет очень большое значение. Я бы отдал ему 60%, если брать полный Ironman. Проиграть на нем можно больше всего. Уровень достаточно высокий, и ребят, едущих 180 км из 4:10, уже не один и не два человека.

— Как себя ощущаешь на «разделке» после шоссейного велосипеда на котором тренировался так много лет?
— Сейчас на шоссейнике я не получаю такого большого удовольствия, кажется, что отчасти и на длинную дистанцию согласился из-за «разделки». Меня всегда тянули старты с индивидуальной гонкой, а не групповой. Когда едешь не в группе, а индивидуально включается совсем иная психология. Не каждый хороший групповой гонщик имеет хороший индивидуальный ход.

— Как проходят твои тренировки, на какие показатели ты опираешься?
— Естественно, я тренируюсь не в слепую и не ориентируюсь только на самочувствие, всегда держу под контролем пульсовые значения, на велосипеде все темповые и интервальные работы езжу по ваттам.

— Когда приезжаешь на старт в другой стране ты знаешь ребят, про-атлетов, которые стартуют вместе с тобой?
— Да, со многими мы знакомы. Я всегда просматриваю стартовый лист за неделю до соревнований, и знаю заранее кого я буду держаться на самой гонке, само собой, не нарушая собственных планов.

— Как ведут себя на этапе Pro спортсмены — внутренняя кухня. Делятся ли водой, гелями, носками и т.д
— В основном все PRO относятся с уважением друг к другу, и если, например, на пункте питания ты не успеваешь взять бутылку с водой, то с тобой поделятся так же как и сделаю это я в такой ситуации. Бывают, конечно же, разные ситуации и неприязни в целом, но таких немного.

— Перед Чемпионатом Мира на Гавайях ты выступил на уже знакомой трассе на Чемпионате Мира на «половинке» в Чаттануге. Чемпионат Мира перед Чемпионатом Мира ты расценивал как тренировку? Каковы особенности этого подготовительного цикла?

— Да выступил на ЧМ на половинке. Трассу, кстати, поменяли. Было несколько тяжелее, чем в прошлом году. Неплохой подъем в районе 5-ти километров в начале велоэтапа и набор на беге около 300 метров за полумарафон. Старт был проходящий, больше тренировочный я бы сказал. Специально под него готовиться не получалось, плюс приболел незадолго до этого. Поэтому, в принципе, результатом доволен. Цикл построен под ЧМ на Коне и надеюсь, что удастся выйти на самый пик именно к нему.

— Смог как следует отдохнуть после длительной поездки из Флориды в Чаттанугу?
— Поездка в Чаттанугу выдалась «веселая». В связи с эвакуацией жителей Флориды образовалась 700 километровая пробка, ехали 15 часов на машине вместо обычных 8. Если бы жена не помогала вести машину большую часть времени, возможно бы развернулся и поехал обратно, так как ехали впритык под самый старт. Не успел ни на брифинг, ни на регистрацию.Но в целом нормально, удалось как следует поспать в машине).

— Расскажи в какой компании ты оказался и с какие встречи на трассе уготовила гонка?
— Состав был довольно серьезный: 15-20 человек выходили бороться за медали. Трасса понравилась, хорошие холмы на вело и на беге, плавательный этап. Половина дистанции против, половина по течению. Из-за этого  проплыл буй с другой стороны, пришлось возвращаться. По этой причине потерял ноги, выпал из основной группы и дальше доплывал уже один. Пришлось серьезно поработать первые 30 километров на вело.

— В связи с переездом в Америку и в преддверии сразу двух Чемпионатов Мира что-нибудь изменилось в твоем велосипеде?
— Да за неделю до ЧМ в Чаттануге пересел на новый велосипед, немного поменяли посадку, не совсем привык к ней до старта, но удалось показать хорошую для себя мощность , поэтому я доволен.

— Расскажи про окончание вело-этапа, транзитку и беговой этап: в чем ты бежал?
— Старался как можно быстрее пройти транзитку,  выбегал с 2-мя ребятами-бегунами, но после трех километров понял, что могу бежать быстрее и немного добавил. Решил обуть самые лёгкие и тонкие кроссовки.

— Не боялся бежать в них перед главным стартом сезона?
— Не  жалею об этом, на Гавайях побегу в них же.

— Как питался?
— Питание у меня всегда своё на стартах, которое использую в тренировочные дни. На вело и на бег брал с собой гели.

-Ты показал второй результат во время бегового этапа и очень сильно воодушевил болельщиков, добавит сил присутствие друзей и знакомых на Гавайях?
— Конечно добавит, поэтому будем бороться до последнего. Да и только от нашей команды в этом году на Гавайях примут участие 7 человек, и ещё будет целая команда поддержки, это создаёт ещё больший стимул и заряжает! К сожалению, не примет участие Егор Виноградов из за проблем с визой, но совсем недавно он показал в Барселоне фантастический результат 8:22 и второй год подряд установил новый рекорд России среди любителей.

— Получается, что ты практически живешь на сборах и соревнованиях, а как же семья?
— Поддержка семьи — важная вещь. Особенно, когда не все идет по плану, не складывается так, как задумано.  Моя жена Инна в прошлом также профессиональная спортсменка, поэтому понимает, из чего состоят мои будни. А дочка еще совсем маленькая, и пока не понимает, чем занимается папа. Я очень скучаю по ней и стараюсь быстрее вернуться со сборов домой. Как я уже говорил в одном интервью, самый большой мой болельщик – это отец. Он всегда переживает, пишет наставления.

 

— Иван, знай, что в субботу много людей будут у экранов от начала до конца и  пускай это придаст сил на втором этапе! Спасибо за рассказ и до встречи в Москве