Егор Виноградов — мой триатлон

Егор Виноградов, элит атлет команды RedLava Team.

36 лет. Отобрался на Чемпионат Мира на острове Кона после своего второго полного триатлона.

 

— Егор, сколько лет ты занимаешься триатлоном?

— Четвертый год.  Изначально занимался борьбой — дзюдо, но это было очень давно. Вырос я в спальном районе в Чертаново. Там надо было либо заниматься спортом, либо употреблять наркотики. Не было компьютеров, и играли мы в основном в футбол. Дома не сидел. А в триатлон пришел, как и многие, случайно. В 2013 году на спор с друзьями пробежал московский марафон без подготовки. Когда-то я работал на гос службе, где у нас была своя веселая компания. Мы вместе пили, веселились, и о спорте речи не было. Потом на какое-то время мы разошлись, и несколько лет спустя встретились с одним из товарищей, который и позвал меня с собой съездить на спринт.  Я согласился, купил гидрик за пять тысяч рублей, он мне дал велосипед, и мы поехали в место под странным названием «Романтик». Выступил неплохо, вернулся домой и буквально заболел этой темой.

— И как прошел свое первый спринт?

— Тяжело конечно. Я весил 75, и не занимался совсем. У нас была компания, и ребята до сих пор выступают. Чичерин, Тихомиров, Андрей Журихин, кто привел меня в эту тему. Мы вместе занимались. Чичерин он мастер спорта по пятиборью, Тихомиров КМС по лыжам. Спортсмены в общем, и я им проиграл немножко всего. То есть для себя достойно выступил.  В интернете я сразу попал на «Циклон». Первое время занимался там. Мне очень повезло с тренером Максимом Лаба, он мне привил любовь к триатлону. Очень мягко ввел.

— А сколько ты занимаешься в RedLava Team?

— Полтора года. Перешел с февраля 2016 года. Это было сложное решение, потому что Максима очень уважаю, у нас хорошие отношения. Я видел, что в RedLava Team отличается система подготовки, и было интересно попробовать именно ее. На мой взгляд, «Циклон» больше заточен на спринт и олимпийку, а RedLava Team на длинные дистанции. Сейчас мой тренировочный процесс идет через объем, а не интервалы.  К тому же, там занимался мой друг и главный мотиватор и раздражитель Антон Самохвалов.  Мы по очереди били какие-нибудь рекорды. Я видел у Антона очень серьезные скачки прогресса, мне нравились его достижения на половинках, и стало интересно попробовать именно эту тренировочную систему, где «объем всему голова».

— Если брать твои тренировки за 100%, какой процент из них объемные?

— 90-95%.

— Низкий пульс и высокий каденс?

— Да, пульс низкий, а к высокому каденсу у меня вообще предрасположенность. И на беге, и на велике я не просто не могу медленней. На велике мне проще каденс выше 90 крутить. Это моя специфика.

— Помнишь свой прогресс по годам? Первый? Третий?  Интерес не падал?

— Я прошел свою первую половинку в Норвегии за 4:42. До этого тренировался всего полгода. Мне тогда казалось, что это мой предел, я выложился по максимуму на 100% и было не понятно, куда прогрессировать. Я там проплыл, если не ошибаюсь, за 31 минуту, велик проехал за 2:29, а пробежал за 1:33. Но желание продолжать дальше конечно было. Вернулся домой и тут же накупил себе еще разных стартов. Следующий был Будапешт за 4:34.

 

— А как насчет мотивации и работы?

— Мотивация у меня всегда зашкаливала. На работе триатлон тоже помогал. Позанимался, весь спам из головы ушел, мозг очистился. Очень быстро принимались решения. Я занимался и с утра, и на работе, и после. Как время мог выкроить.  На работе шесть мониторов стояло, и я перед ними станок крутил. Основное — это тайм менеджмент и ответственность: у тебя есть тренировка  — ее надо сделать. Отмазки — это не моя история. Проснулся в 6 пошел поплавал. Не надо вставать в 9. Я по жизни жаворонок мне это не тяжело. Я сейчас могу в 9 вечера детей укладывая с ними заснуть.

— А как прошел твой первый полный Ironman?

— Изначально готовился к Франкфурту . Это был 2015 год. Я провел сборы с Циклоном в Крыму, и вернулся в Москву, чтобы выступить на московском спринте в Крылатском. На старте после плавательного этапа вылезаю из воды, и вижу, что на ноге пол большого пальца до кости себе отрезал. Было столько эмоций, что я забил на эти пол пальца и прыгнул на велосипед и поехал. На беговом этапе кое как засунул ногу в кроссовок и доковылял до финиша. Сейчас понимаю, что дурак, но голова на стартах отключается бывает.  

Франкфурт был через две недели, и , естественно, ничего не зажило. Это вообще оказался не мой старт. Выкатил из транзитки со спущенным колесом, пришлось 25 километров до технички ехать на диске за 4000 евро, который я взял у Антона Самохвалова. Так что его я тоже сломал.

Потом одно падение было в горку по брусчатке при обгоне в группе. Второе падение на длинном затяжном спуске с закрытым поворотом на 90 градусов. С одной стороны там было кафе, а с другой стог сена. Велик не оттормаживался, так что пришлось просто класть велик на бок на траву. И в конце на 140 километре лопнула трубка. Пришлось присесть на остановку ждать техничку. Так закончился мой первый «айрон».

— А какой был первый законченный?

— Это был Зарайск в прошлом году перед Барселоной. Там задача была сделать как тренировку. Быстро проплыть, по максимуму проехать, пробежать 21 км и сняться. После 21 километра начинаются какие-то процессы, но это у же к тренеру вопросы в теоретическую часть. Алексей Ческидов говорит, если добежишь, будет кмс.  Я думаю без проблем и добежал тренера не послушал. Время было 9:25. Получил солнечный удар. Особо не выложился, но жара была нереальная. Долго отходил.

Следующей был Ironman Barcelona за 8:42. Но я не доволен бегом, он там у меня конкретно не зашел. Пульс не мог разогнать. Буду теперь готовиться к нормальному беговому времени.

— На полной дистанции ты следуешь инструкции тренера?

— Конечно. У меня есть свой план, и если кто-то обгоняет, я не ускоряюсь, пусть бегут. Удачи. Соревнуюсь сам с собой.  

— А что произошло на Ланзероте?

— В этом году мы с Игорем Александровичем планировали, что будет двухпиковая подготовка к Коне. Потому что нереально форму постоянно держать на пике. Сейчас по плану у меня яма и спад. А на Ланзероте по идее был пик, и я должен был хорошо выступить. Перед этим был в Португалии на половинке ( Егор занял второе место среди любителей на «половинке» Challenge со временем 4:03 ) и  получил там сильный ротовирус. Вся семья тоже слегла. Плавательный этап проходил в океанариуме, и возможно там было что-то в воде. Это не только мой случай, там еще было как минимум 2-3 человека только русских, у которых было тоже самое. В общем я три дня не ел ничего, пил только воду, потом три дня была температура под 39 и мы с тренером решили, что рассмотрим это как вынужденный отдых. Проплыл я по своему лучшему времени за 57 ровно. А вот на велик я выехал и понял, что это провал, обгоняли даже девочки, так что на беге думал сходить. Спасли мотивирующие ролики, вроде того, где Браунли тащит на плече велосипед. Спорт все таки надо уважать, и не сходить с дистанции, если на это нет объективных причин. Сам старт в целом очень понравился, у него большая история и культура болельщиков.

— Сколько часов в неделю занимаешься?

— Сейчас в районе 18-20 часов. До тридцати как у профиков не доходит. Время у меня есть, и я постоянно прошу своего тренера загрузить меня больше, но он, к сожалению, отказывает.

— Ты соблюдаешь режим?

— Обязательно. Это очень важно. Стараюсь в одно время кушать, в одно время спать. Просыпаюсь без будильника в 6.

— Алкоголь?

— Тяжелый совсем не пью. Легкий, такой как пиво-вино редко, но не исключаю. Иногда организм требует. С апреля я бросил пить кофе и есть мясо. Но вот на Transalp организм настоятельно потребовал стейк. Так что ни вегетарианцем, ни сыроедом или веганом желания у меня стать нет. Не моя тема.

— Плаванье, бег, велосипед. Есть что-то чему ты больше уделяешь времени?

— Об этом думает тренер. Игорь Александрович отслеживает каждый день показатели, следит за восстановлением, как быстр я прихожу в себя, как быстро пульс падает и так далее.

— Не пользуешься мощеметром?

— Совсем недавно приобрел, просто из интереса, для анализа результатов. Я по нему не тренируюсь. Бывает просто интересно посмотреть, как ехал. На велосипеде тренер смотрит только за временем, каденсом и пульсом. Никакой мощности. На бегу анализирует время и пульс. Никакого темпа. Когда я ему говорю про темп, он ругается и говорит «зачем тебе это надо, беги хоть по 6:30, главное, чтоб ты пульс держал».

— Какие у тебя цифры на пульсе?

— Начал сейчас измерять в покое с утра — 40-45, это довольно высоко. Должно быть 35-40. На Transalp пульс у меня был 55, на 10 ударов больше, а на старте был вообще 100, нереально высокий.  По максимум разгонял до 197 на беге на 5 км два года назад.  В Португалии на беге средний пульс был 162, когда надо было 170. Средний темп был 3:40, конечно посматривал иногда. Но это было не правильно, так как такой же пульс у меня был и на велосипеде. Надо было либо бежать быстрее, либо ехать спокойнее.

— Егор, расскажи, как ты питаешься.

— Это самый сложный аспект. Есть я люблю, и у меня склонность к полноте. Каждый лишний килограмм сказывается на беге. Немного переел – все ты не бежишь. Для меня это вопрос принципиальный. У меня жена уже в теме так что углеводы, белки жиры она учитывает.

— Какой у тебя рост и вес?

— 67 килограмм при росте 172. Хочу пару килограмм еще скинуть — есть куда подвинуться. Для меня это наиболее важный аспект, если хочу хорошо выступать и достигать каких-то результатов.

— Считаешь калории?

— Нет, просто стараюсь правильно питаться. В зависимости от тренировочного процесса разделяю углеводы, белки, жиры. Учитываю и качество углеводов. Например, в дорогих и дешевых макаронах углеводы совсем разные. Их ценность разная. Так же добавляю различные суперфуды, такие как чиа и киноа. Стараюсь после тренировок не забывать есть BCAA, восстановители. Пью Берокку, панангин, рибоксин.

— А на гонках?

— Сейчас я перехожу на новую систему питания от First Endurance.  Раньше я использовал гели и батончики. Например, в Барселоне у меня на раме было три шоколадки и пять гелей в банке на велоэтапе и восемь гелей на беговом. Сейчас буду пробовать по-другому. Скорей всего хватит всего лишь пару баночек от First Endurance. Недавно протестировал их на Transalp. Быстро работает, сразу впитывается и нет необходимости жевать что-либо твердое. Возможно, буду на бег брать еще пререйс, чтобы разогнать пульс.

— Расскажи про Transalp

— Это одна из веломногодневок. В прошлом году я проехал Haute Route, и в этом захотелось попробовать что-то новое. Transalp – это примерно 1000 километров за семь дней с приличным набором высоты и хорошей организацией. Гонка проходит через территорию четырех стран с началом в Германии. Нас старте тебе выдают большую сумку, в которой потом за тобой перевозят сменные вещи. Каждый этап длится в среднем 4-5 часов. В этом году, к сожалению, по погодным условиям два этапа были отменены.

— Это командная или индивидуальная гонка?

— Командная. Вы едете вдвоем и результат закрепляют по последнему доехавшему. Такие веломногодневки очень сильно поднимают общую велосипедную подготовку. За неделю выходит около 16.000 метров общего набора высоты. В среднем ежедневно это где-то 2.500 метров. Не так уж и много по сравнению с Haute Route.

— Русских много?

— Было всего 4 или 5 пар из Москвы и Питера. Отличные ребята, никого из них до этого не знал.  

Вообще, всем очень рекомендую веломногодневки, если хотите поднять велоподготовку. Ты семь дней сконцентрирован на велосипеде. Все перекрыто, все организовано. Таких тренировок в России не реально сделать. Например, 25 километров подъем в гору, когда градиент 8-9 градусов считаешь за счастье. Или трехкилометровый подъем с градиентом 18-19 градусов. Обязательно брать две пары велотуфлей и побольше формы. Погода в Альпах суровая и переменчивая.  На предпоследнем этапе мы выехали в солнце, отъехали на 10 км и пошел дождь. Надеваю дождевик, подъезжаем к горе – жара, в гору в дождевике ехать не надо вообще. Убрал его в карман, на горе начался ливень, гроза, гром и град. Я руку в карман – а там пусто. Выпал где-то. В гору пока работаешь тепло еще, а с горы в +4 руки тряслись тормоза не мог нажать.  Думал сходить, потому что это уже было не про велосипед, а про выживание. Кое как доехал, а внизу уже светило солнце.

— Нет желания после этого поехать на Norseman или Swissman?

— У меня уже есть планы на следующий год. Хочу улучшить и половинку, и полный.

— То есть Чемпионат Мира на Коне – не финальный этап?

— Нет, конечно, зачем останавливаться?